Мы все можем испечь тульский пряник, но мы хотим именно сделанный в Туле

February 2, 2019

Глава Роспатента Григорий Ивлиев рассказал в интервью о цифровизации работы ведомства, росте числа заявок от российских изобретателей и защите региональных брендов.

— Начнем с темы, которая активно продвигалась под конец года, — темы региональных брендов. Валентина Матвиенко предложила вам подумать, как можно усовершенствовать существующее законодательство, и сами регионы начали проявлять активность и регистрировать бренды со своими названиями. Что сейчас происходит в этой сфере?

 

— Это был действительно интересный процесс, потому что в прошлом году не просто предложили какие-то изменения законодательства или совершенствование процедуры, а была поставлена четкая задача вычленить из культурной и экономической жизни региона те явления, которые должны быть защищены как наименования места происхождения товара (НМПТ). Советом Федерации и лично Валентиной Ивановной было проведено обсуждение, которое показало, что в регионах часто не ведется практическая работа по выявлению таких явлений, их защите и вовлечению в экономический оборот. Мы также увидели за этот год, что в нашей стране таких продуктов, товаров и явлений, которые нужно защищать, гораздо больше, чем предусмотрено действующим нормативным регулированием. Это и строительные материалы, и драгоценные камни, и природная косметика, и многое другое. Но число заявок на регистрацию НМПТ возросло сразу же, потому что сенаторы активно включились в этот процесс.  

НМПТ — это очень эффективный инструмент проявления национальных особенностей, того географического места, в котором идет производство. Это очень важно. Мы все можем испечь тульский пряник, но мы хотим именно тульский пряник — сделанный в Туле. Мы знаем, что гжель — это гжель, а если это подделка, то это подделка.

— Гжель не запатентована, правильно я понимаю?

— Гжель зарегистрирована как НМПТ, производители этой керамики состоят в Ассоциации производителей гжели, где контролируются требования к производству, где сами члены ассоциации могут друг друга проконтролировать, а при не соблюдении условий — и потерять право производить этот продукт. Это очень важно.

НМПТ — жесткий механизм. Это абсолютная защита, если так можно сказать. Но есть много явлений, которые не требуют такой всеобъемлющей защиты. Скажем, алтайские медицинские препараты — сырье, естественно, с Алтая, но перерабатываться они могут в других местах.

Если не принять новое регулирование, то называть алтайским бальзамом то, что произведено в Санкт-Петербурге, с точки зрения жесткой защиты нельзя.

 

Мы вместе с сенаторами разработали и внесли законопроект, который был принят Госдумой в первом чтении, — он предусматривает еще один вид охраны интеллектуальных прав, касающихся местного производства, это географические указания. Для географического указания достаточно того, чтобы один из этапов производства был связан с определенным местом. Этот способ защиты более прост. Мы предполагаем, что его будет предлагать не федеральный орган исполнительной власти, как в случае с НМПТ, а региональное правительство, оно же определит, какой орган зафиксирует особые свойства таких товаров. Географические указания — очень важный инструмент, его нужно вводить, и я думаю, что в ближайшее время законопроект будет принят и уже с этого года мы начнем регистрацию географических указаний как средства защиты интеллектуальных прав региональных производителей.

 

Читайте продолжение интервью 

 

 

 

Please reload

Please reload

© 2010-2020 ООО "Арзис Премиум"

  • Vkontakte Social Icon
  • Facebook Social Icon